Наследие Великой французской революции и империи

Великая французская революция 1789 г. способствовала завершению формирования французской нации. 14 июля 1790 г. на празднике Федерации по случаю первой годовщины Революции делегаты, прибывшие со всех концов страны, заявили о своей принадлежности к одному национальному сообществу. Провозглашенными ими идеалами были свобода каждого при уважении свободы всех, право народов самим распоряжаться своей судьбой и институтами, призванными обеспечивать социальное благополучие, и т. д. Эти чаяния, сформулированные в принятой 26 августа 1789 г. Декларации прав человека и гражданина, унаследованы из философии Просвещения XVIII в. Ее содержание во многом определило взгляды таких философов, как Монтескье, который в своем сочинении "О духе законов" (1748 г.) выдвигает принцип разделения исполнительной, законодательной и судебной властей, или Жан-Жак Руссо, который развил понятия политического равенства и суверенитета народа в работе "Об общественном договоре" (1762 г.). Эти сочинения вдохновили также и авторов принятой в 1787 г. Конституции США. Таким образом, провозглашенные великими французскими просветителями ценности стали всемирными и по праву считаются основой современной демократии. Они вызвали столь широкий отклик, что в значительной степени вдохновили национально-освободительные движения в XIX в., а позже воплотились во Всеобщей декларации прав человека, принятой Организацией Объединенных Наций 10 декабря 1948 г.

Однако принципы, провозглашенные в Декларации прав человека и гражданина, не сразу стали реальностью. И хотя они большей частью вошли в текст первой конституции Франции (1791 г.) и еще полнее - второй конституции (1793 г.), понадобятся время, многочисленные политические соглашения и социальные битвы, прежде чем они станут действительно неотъемлемыми правами. Первая республика была провозглашена 22 сентября 1792 г., но рожденной ею в 1793 г. демократической конституции не суждено было воплотиться в жизнь. Гражданская война в стране, необходимость отражать на всех фронтах внешнюю агрессию коалиции европейских государств против Франции приводят к установлению режима террора, весьма далекого от благородных идеалов 1789 г. После казни Робеспьера в июле 1794 г. термидорианский Конвент (1794-1795 гг.) и Директория (1795-1799 гг.) завершаются захватом власти Бонапартом, консулом с 1799 по 1804 г., а затем императором французов. Свергнутая в 1792 г. монархия уступает место империи, отличающейся от нее и по форме, и по существу, но в период империи французы вновь становятся подданными, после того как недолго были гражданами.

В ходе войн времен Великой французской революции и империи Франция пыталась навязать значительной части Европы свою модель и свои институты, однако первоначальные намерения принести свободу "угнетенным народам" быстро переродились в захватнические войны и аннексии, а "право народов самим распоряжаться своей судьбой" стало пустой фразой... В 1815 г. империя пала, но Франция не вернулась ни к свободе, ни к демократии. Была восстановлена монархия с Людовиком XVIII. В 1824 г. его сменяет Карл X, после Июльской революции 1830 г. устанавливается 18-летнее правление Луи-Филиппа. Революция 1848 г. провозгласила Вторую республику, которая, как и Первая, закончилась государственным переворотом, совершенным Луи-Наполеоном Бонапартом в 1851 г., установившим затем Вторую империю (1852-1870 гг.). При всех этих режимах мнение большинства граждан игнорировалось: до 1848 г. существовал избирательный ценз, т. е. голосовало меньшинство, а выражение политической воли большинства свелось к отдельным быстро подавленным мятежам.

Тем не менее за фасадом политической нестабильности происходят глубокие изменения, без которых не было бы современной Франции. Они носят прежде всего территориальный и административный характер. В 1789 г. административное единство Франции окончательно еще не оформилось. Страна была разделена на округа, которые были установлены в разное время и которые не совпадали по своим границам: судебные, военные, финансовые, провинциальные, территориальные. Такая сложность административного деления приводила к волоките и распрям по поводу компетенции различных властей, мешала эффективному управлению страной. В этом плане революция и империя усовершенствовали то, что уже было сделано для централизации страны. В 1790 г. ее территория делится на департаменты, они, в свою очередь, - на кантоны, а последние - на коммуны, т. е. устойчивые территориальные единицы, в границах которых французы живут и в настоящее время. Бонапарт дополняет данную схему, делает ее более однородной и эффективной путем принятия закона от 28 плювиоза года VIII (17 февраля 1800 г.) об институте префектов и мэров, которые в то время назначались, а сейчас избираются. Таким образом обеспечивается однородность административных округов на основе равенства; при назначении чиновников на конкурсной основе принимаются во внимание их деловые качества, а не сословные привилегии,как было в прошлом. Именно в ту эпоху зарождаются подлинные государственные службы, усиливается роль государства в обустройстве территории, создании инфраструктуры, градостроительстве. Стремление к унификации находит выражение в создании общих, повсеместно действующих норм и правил, закрепленных Гражданским кодексом, систематическим составлением земельного кадастра, выбором метрической системы мер, признанной сегодня во всем мире.

За период, прошедший от Великой французской революции до Второй империи, глубоко изменились экономика и общество. Хотя события, потрясшие Францию в 1789-1815 гг., позволили Англии явно уйти вперед в экономике, Франция также вступает в век промышленного развития - угольных шахт, парового двигателя, передовых для своего времени металлургических заводов, крупных текстильных фабрик и железных дорог. Эпоха Второй империи представляется в этом отношении решающей, особенно после 1860 г.: демократия упразднена, процветает делячество, завоевание Алжира - колониальная авантюра, которую Франция начала в 1830 г., - продолжается. Тем не менее в стране происходят глубокие и стремительные преобразования, превращающие ее в современную державу: растет промышленное производство, создаются банки и крупные магазины, положившие начало современной системе сбыта, перестраиваются города, значительно расширяется сеть железных дорог, насаждаются леса и ведется борьба с эрозией почв. И все же если экономический подъем неоспорим, то социальный прогресс плетется в хвосте. Первая половина XIX в. отмечена тяжелыми условиями жизни и обнищанием пролетариата, который скапливается в городских промышленных центрах.

опубликован 25/07/2012

В начало страницы